ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ... ПУТЕВОДИТЕЛЯ

Потсдам и Берлин, Германия
29 ноября– 4 декабря 2005 г.

Потсдам и Берлин -- это смешение и смещение времени и пространства: иногда кажется, что продолжается Вторая мировая война, иногда, что находишься в Советском Союзе, а иногда вообще не понятно, где и в каком времени находишься. Первое, что поразило в Берлине, точнее еще при подлете к нему, это то, что как в фильме «Ирония судьбы» все узнаваемо-советское: архитектура домов, угрюмые лица людей. Даже гостиница наша в Потсдаме кажется большим полупустым санаторием вне сезона. Кроме нас, лингвистов, там останавливается спортивная команда подростков-мальчишек. Я так и не поняла, каким они видом спорта занимаются, но они везде ходили стайками в одинаковых тренировочных костюмах. Так и хотелось их спросить, «Вы из какой спортшколы будете?».

ПОТСДАМ считается один из главных туристических центров бывшей Восточной Германии, но это относится в основном к летнему сезону. Зимой здесь практически нечего делать. Основные достопримечательности Потсдама под открытым небом, а погода не способствует. Почти каждый день идет дождь, серый, противный, моросящий. Наша конференция проходит в Потсдамском университете, на западной оконечности парка Сан-Сусси. Летом это, должно быть, красивый парк. Даже поздней осенью зачаровывает красота старых раскидистых деревьев, беседок, обелисков и клумб. А вот здания, хотя ими и гордятся потсдамцы, не вызывают очарования. Уж очень много налеплено, очень бравурно, прямо шагаем ровными рядами под марш в исполнении духового оркестра. В западной части парка расположен Новый дворец (Нойес Палэ), построенный в 1769 году. Это огромное двухэтажное здание, увенчанное огромным позеленевшим куполом, который странно оттеняет кирпично-розовые стены, украшенные (или изуродованные?) многочисленными статуями. На вершине купола позолоченная королевская корона, поддерживаемая тремя нимфами. Так и хочется сказать «хорошенького бы понемножку». За дворцом находится второе двухэтажное здание, состоящее из двух павильонов соединенных коллонадой. Оно не менее монументальное и помпезное, чем сам Нойес Палэ, хотя там всего лишь размещались кухни дворца и селились слуги гостей. Не слишком ли шикарно для прислуги? Или стоило вкладывать такие деньги для того, чтобы самим господам не приходилось смотреть на уродливые пристройки? Впрочем, наверное ректор Потсдамского университета, чьи аппартаменты расположены здесь сегодня, не жалуется.

Самое старинное здание в парке Сан-Сусси -- это Шлосс Сан-Сусси, название которого в переводе с французского означает «без забот». Это попытка воспроизвести беспечный стиль французкого роккоко, но у немцев и беззаботность какая-то вымученная. Помимо Нойес Палэ и Шлосс Сан-Сусси здесь расположены Шлосс Шарлотенхоф, Картинная галерея (знаменитая своим собранием картин эпохи Барокко, в том числе полотнами Караваджо, Гуидо Рени, Рубенса и ван Дайка), Фриденкирхе (Церковь мира), Китайский чайный павильон (служивший когда-то чайной и летней столовой), Римские ванны (служившие помещением для королевских гостей) и Оранжерея (в которой тоже размещались гости, а не растения, в том числе и Николай Первый с супругой).

Центр Потсдама расположен к востоку от парка Сан-Сусси. Здесь во всю кипит пред-рождественская торговля сувенирами, подарочными товарами (то есть тем, что никто никогда не купит для себя), длинными сосисками с неменее длинными названиями оканчивающимися на -вурст и горячим какао. Центр города «обрамлен» тремя воротами, совершенно непохожими друг на друга. Когда-то ворот было пять и они являлись частью стены, которая окружала город. В отличие от других городов, например Таллинна или Иерусалима, эта стена не являлась фортификационным сооружением, а ее задачей было сдерживать не врагов вне города, а преступников и солдат потсдамского гарнизона, чтобы не сбежали. Так что в какой-то мере потсдамская стена была прародительницей берлинской (но об этом ниже). Ворота Ягер (Ягер Тор) сохранились в первоначальном виде с 1733 года. Широкие белый колонны увенчаны скульптурами изображающими охотничьих собак нападающих на оленя. Новые Ворота в северной части городского центра построены в нео-готическом стиле, напоминающем британские замки. Но самые монументальные ворота -- это Бранденбургские ворота (не путать с теми, которые в Берлине!). Они являются еще и памятником о победе в Семилетней войне и выглядят, как триумфальная арка, увенчанная скульптурами греческих и древнеримских мифических персонажей.

Самым интересным в цетре Потсдама является Голландский квартал. В начале 18-го века в Потсдаме поселились голландские работники, приглашенные Фридрихом Вильгельмом Первым. Для них и были построены эти симпатичные трехэтажные домики с живописными крышами и мансардами. Сейчас здесь расположены многочисленные магазинчики, кафе и пивнушки, но кроме самой архитектуры (кстати, неплохо сохранившейся) здесь нет ничего голландского.

Помимо Голландского квартала в центре Потсдама находятся три церкви (или собора?): Церковь Петра и Павла (так и хочется сказать «Петропавловская»), Французская церковь (построенная в 1752 году для поселившихся здесь с 1685 года французских гугенотов) и Николаевская церковь (так же, как и Нойес Палэ, увенчанная тяжелым позеленевшим куполом).

Но самая красивая (хоть и небольшая) церковь в Потсдаме -- это церковь Александра Невского. Да-да, именно Александра Невского! Эта церковь представляет собой изящное розовое здание с позеленевшими медными куполами-луковками в традиционном русском стиле, которое было построено для жителей Александровки, деревни, где поселились еще в 19-м веке певцы из русского хора. Этот хор был создан в 1812 году для развлечения армии из 500 с лишним русских военнопленных воевавших на стороне Наполеона. Я еще никогда не видела ничего такого потрясающего! Словно попадаешь в сказку Пушкина: деревянные избы с наличниками и резными петухами! Но тут же и немецкая пунктуальность и продуманность: по форме деревня напоминает андреевский флаг вписанный в овал. В 12 домах до сих пор живут потомки певцов из того хора, а в центре деревни, на пересечении двух главных (и единственных) улиц, находится дом старейшины, в котором расположен изумительный русский ресторан. Он просто напичкан русским прикладным искусством: самоварами, расшитыми полотенцами и рушниками, матрешками, резными досками, иконами, хохломой, гжелью и так далее. И меню здесь соответсвующее: уха, борщ и рассольник с почками подаются с настоящим русским черным хлебом, а на второе можно выбрать кулебяку, сибирские пельмени, вареники с вишнями или творогом, или гречневые блины с икрой. Ну и конечно не без чая, который подается в серебрянных подстаканниках, а сахарницы в виде самоварчиков. Кстати, говорят здесь по-русски практически без акцента!

Последнее, что мне удалось посмотреть в Потсдаме, это Шлосс Сисиленхоф. Здесь в 1945 году проходила Потсдамская конференция, на которой решалась судьба послевоенной Европы. Сам дворец (если его можно так назвать) был построен в 1917 году для династии Хохенцолернов в стиле английского дворянского поместья. Наверное, Уинстон Черчиль и его посланник Клемент Атли чувствовали себя здесь особенно как дома. А сейчас здесь находится фешенебельная гостница с рестораном и небольшая выставка, посвященная Потсдамской конференции. И вообще похоже немцы не очень любят вспоминать об этой странице (или даже главе) своей истории, что становится особенно понятно в Берлине.

В БЕРЛИН мы едем на электричке, пересаживаемся в Ванзее. Именно здесь, в одной из красивейших вилл произошло одно из самых ужаснейших событий новейшей истории: 20 января 1942 года здесь состоялась встреча Гейдриха с четырнадцатью другими офицерами СД и СС, в том числе с Адольфом Эйхманном. На этой встрече было принято «окончательное решение по еврейскому вопросу», приведшее к истреблению 11-ти миллионов евреев! Проклятая земля, так и хочется плюнуть! Да и в самом Берлине часто возникает такое же чувство!

Наша прогулка по Берлину начинается с Потцдамер Плац (Потсдамской площади), названной в честь Потсдамских ворот, расположенных к востоку от самой площади. Еще в 19-м веке здесь были проложены железнодорожные пути, а в начале 20-го века Потсдамер Плац славилась своей ночной жизнью. В апреле 1945 года район Потсдамер Плац сильно обстреливался союзными бомбардировками и был практически превращен в груду развалин. После войны эта площадь долго оставалась незастроенной ничейной полосой перед Берлинской стеной, и западные туристы могли с высоких площадок заглядывать через стену в Восточный Берлин. А с 1992 года здесь началось обширное строительство современных высотных домов, и сегодня Потсдамер Плац славится своей современной архитектурой. В том числе здесь находятся Берлинский музей кино, Музыкальный театр,большой торговый центр, Сони цент и центр Даймлер-Крайслер. Но главной достопримечательностью Потсдамер Плац остается Берлинская стена, теперь уже только обломки, на которых туристы фотографируются на память. Мне почему-то казалось, что Берлинская стена была более солидным сооружением, а она оказывается всего в ладонь толщиной. Видимо не в толщине дело, а в том, как ее охраняют. А как ее охраняли, мы увидели в музее на Чекпойнте Чарли (но об этом ниже).

От Потсдамер Плац мы идем на восток по Лейпцигер Штрассе, потом сворачиваем на юг на Вильгельмштрассе. Здесь располагались здания (ныне уже не существующие, давно перестроенные), в которых размещалось правительство Третьего Рейха: Рейхсканцелярия и офисы Отто вон Бисмарка, а позднее и Гитлера. Здесь же было Министерство авиации, построенное для Геринга в 1936 году. Все-таки плюнула, пока никто не смотрел!

Следующая остановка -- выставка «Топография террора», расположенная в квартале между Стреземаннштрассе, Вильгельмштрассе, Анхальтерштрассе и Принц-Альбрехтштрассе. Во время Второй мировой войны это был самый страшный адрес в Берлине (если не во всей Европе), ведь здесь располагались три самых ужасающих отдела нацистской политической машины: под номером 102 по Вильгельмштрассе находился штаб Гейдриха и его отдела СД, под номером 8 по Принц-Альбрехтштрассе находился штаб Гестапо (которым руководил Мюллер), а в гостинице под номером 9 по Принц-Альбрехтштрассе находился штаб СС, которым командовал Гиммлер. Именно здесь принимались решения по германизации захваченных земель и уничтожению евреев. А сейчас здесь строится музей, а временно экспозиция расположена прямо под открытым небом. Здесь рассказывается о становлении нацистского режима в Германии и о сопротивлении ему, как в Германии, так и в других странах. Фотографии людей погибших в застенках гестапо. Стенды посвященные Нюрембургскому процессу. Очень интересно, но к сожалению подписи к экспонатам только на немецком языке.

Отсюда мы идем на восток и выходим к Чекпойнту Чарли (месту одного из пропускных пунктов в Берлинской стене между советским и американским сектором). Эй -- Альфа, Би -- Браво, Си -- Чарли. С 1961 по 1990 год это было единственное место, где можно было легально перейти из Западного Берлина в Восточный и обратно. Сегодня туристов здесь встречает воспроизведенная будка контроля, обложенная, как и прежде, мешками с песком и огромный знак «Вы покидаете американский сектор», а на Фридрихштрассе смотрят друг на друга два плаката: один с советским солдатом, другой с американским. Каждый внимательно смотрит в сторону противника, словно ожидая провокации. Здесь же обступают «торговцы провалом», предлагающие советские военные и морские шинели, фуражки, бескозырки, погоны, значки, медали и даже пионерские галстуки. Здесь же вам могут поставить «игрушечную визу», копию той, которую надо было получить, когда еще существовала стена. Мы идем в музей при Чекпойнте Чарли, в котором рассказывается о тех смельчаках, которые не побоялись преодолеть Берлинскую стену. Здесь выставлены многочисленные фотографии, секретные отделения встроенные в багажники и кресла автомобилей, чемоданы и хозяйственные сумки, в которых секретно вывозили детей и сильно исхудавших невест. Процитирую по этому поводу Виктора Суворова («Последняя Республика», книга первая, глава вторая):

«После обобществления хозяйства поток беженцев никогда и ни в одной стране не иссякает, а нарастает. Летом 1961 года в одной только половине одного только города, я имею в виду Западный Берлин, население увеличивалось на одного человека каждую минуту. А в Восточном Берлине соответственно каждую минуту население на одного человека сокращалось. И пришлось возвести восьмое чудо света - Берлинскую стену, а всех, кто через стену пытался перебраться, - убивать. Проблема осложнялась тем, что и пограничники тоже люди. Сами пограничники тоже бежали через проволоку. И тогда пришлось вводить электронную защиту, перекрывать подходы к границам минными полями, барьерами, которые не проломишь ни танком, ни бульдозером... А люди бежали. В Берлине есть самый интересный в мире музей - музей Берлинской стены, музей побегов через стену. Господи! Это музей гениальных изобретений. Чего только люди не выдумали, чтобы убежать из общества, в котором государство вмешивалось в их жизнь. Это музей смертельного риска. Это музей надежды и веры: человек способен убежать!»

Лучше этого и не скажешь!

После посещения этого музея мы идем по Фридрихштрассе до Унтер ден Линден, красивого бульвара с теми самыми «линден», то есть липами, которые украшены многочисленными гирляндами фонариков. Их уже зажигают, так как начинает смеркаться рано. Предпраздничная толпа гуляет вдоль бульвара, здесь же идет оживленная торговля рождественскими подарками. Мы проходим мимо знаменитого отеля Адлон, где в свое время останавливались Грета Гарбо, Энрико Карузо и Чарли Чаплин. Сразу за ним -- здание Российского посольства, построенное в стиле сталинской архитектуры, напоминающей свадебный торт. Вот уж по помпезности советская архитектура вполне могла тягаться с немецкой. Мы выходим на Паризер Плац, названную так, когда на Бранденбургские ворота, замыкающие площадь с западной стороны, вернулась из Парижа так называемая Квадрига. Сами Бранденбургские ворота -- символ Берлина -- были построены по модели входа на Акрополис в Афинах. Они украшены греческими скульптурами и увенчаны Квадригой, которая в 1806 году по приказу Наполеона была вывезена в Париж и вернулась в Берлин только в 1814 году, став символом победы. Именно здесь взвился советский флаг в мае 1945-го, а 17 июня 1953 года здесь были убиты 25 участников демонстраций. После объединения Германии, ворота были востановлены во всей былой красе, и по вечерам около них играет старик-шарманщик, исполняющий -- что же еще? -- Бранденбургские концерты Баха.

К северу от Бранденбургских ворот -- здание Рейхстага. Несмотря на усталость, мы идем к заветной цели, подбадривая себя «Дойдем до Рейхстага!». Впрочем, нам это дается намного легче, чем советским воинам, отбивавшим каждый сантиметр у врага. Вот уже и касаемся стены рейхстага рукой. Его построили как символ единства Германии в 1894 году на деньги, выплачиваемые Францией в качестве репараций, а 23 декабря 1916 года на фасад была добавлена надпись «Германскому народу» (или немецкому»?). В 1918 году отсюда было объявлено об основании Веймарской республики, а в следующий раз мир услышал о Рейхстаге ночью 28 февраля 1933 года, когда при пожаре погиб главный холл здания (скорее всего этот поджог был устроен нацистами и свален на коммунистов, что и позволило нацистам прийти к власти). Хотя здание не было восстановлено во время Второй мировой войны, его важность была отмечена тем, что взвившийся над куполом советский флаг стал символом поражения Германии. Только после войны и даже после объединения Германии здание Рейхстага было восстановлено, а разрушенный купол заменен новым, стеклянным куполом, позволяющим осматривать Берлин сверху.

От Рейхстага мы идем аллеями парка Тиергартен на юг и выходим к Мемориалу Катастрофы. Да, этот мемориал -- сам настоящая катастрофа!!! Огромные плиты разной высоты (некоторые из них выглядят как надгробья, а другие напоминают камеры пыток) уводят нас в лабиринт ужаса и бессилия, но среди них немецкие подростки с визгом играют в прятки. Неужели создатели этого мемориала не подумали об этом? Просто позор. Впрочем, обвинять самих подростков и не приходится, ведь ничто в этом мемориале не указывает на Катастрофу. Так что для них это просто кубики для игры в прятки. Но от этого обидно, ведь «хотели сделать, как лучше, а вышло, как всегда». И немецкая молодежь не хочет задумываться о прошлом своей страны, не хочет напоминаний об ошибках своих отцов.

После Мемориала осталось какое-то пришибленное чувство, которое мы попытались заесть ужином, а после этого продолжили прогулку по Фридрихштрассе и Унтер ден Линден. Здесь расположены: Немецкий Гуггенхейм (брат-близнец Нью-Йоркского музея), конная статуя Фридриха Великого (работа скульптора Рауха 1851 года), здание в стиле нео-барокко, в котором размещается Государственная библиотека, сразу же за ней Университет Гумбольдта и Немецкий исторический музей, а по другую сторону Унтер ден Линден Кронпринценпалэ и здание Государственного оперного театра. Тут же на Унтер ден Линден большой рождественский базар, пахнущий вездесущими «вурстами», корицей и какао, звенящий сосульками и колокольчиками на рождественской елке, гудящий сотнями голосов. Я примеряю ушанки и любуюсь глиняными игрушками. Вот такое праздничное, хотя и утомляющее окончание прогулки по Берлину.