ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ... ПУТЕВОДИТЕЛЯ

Патагония (Аргентина и Чили)
21-26 декабря 2007 г.

Патагония — это часть Южной Америки к югу от рек Колорадо в Аргентине и Био-био в Чили, славящаяся широкими просторами пампасов, колоссальными ледниками национального парка Лос Гласиарес, гранитными башнями Торрес дель Пайне и прекрасными изумрудными фьордами и озерами. Нашими впечатлениями обо всех этих чудесах природы мы и поделимся здесь.

Но сначала вспомним как описывает Патагонию Жюль Верн в своей незабываемой книге «Дети капитана Гранта»: «Аргентинские пампасы простираются от 29° до 40° южной широты. Слово «пампасы» арауканское, оно значит «равнина трав». Такое название как нельзя больше подходит к этому краю. Заросли мимозы западной его части и роскошные травы восточной придают ему своеобразный вид. Вся эта растительность пускает корни в слой земли, под которым лежит красная или желтая глинисто песчаная почва. Американские пампасы – такое же особое географическое явление, как, например, саванны Страны великих озер или степи Сибири. Континентальный климат пампасов отличается более суровой зимой и более знойным летом, чем климат провинции Буэнос Айрес.»

Первые европейцы увидели Патагонию только в 1520 году, когда сюда прибыла экспедиция Фердинанда Магеллана. Согласно легенде, Магеллан и его команда встретили племя очень высоких людей в огромных меховых сапогах. Потрясенный размером этих сапог, Магеллан назвал это племя «патагонцами», от слова «пата», что значит «нога», а обширная территория на юге континента получила соответствующее название Патагония.

Но ни Магеллан, ни индейцы не были первыми живыми существами, жившими здесь. По результатам палеонтологических раскопок, проводимых в Патагонии, стало известно, что 200 миллионов лет тому назад здесь жили одни из наиболее крупных динозавров.

А около 100 миллионов лет тому назад тектонические плато начали сталкиваться и создавать то, что сегодня известно как Анды. Примерно через 40 миллионов лет, динозавры вымерли, а около 3 миллионов лет назад наступил ледниковый период, приведший к созданию такой Патагонии, которую мы видим сегодня. Люди поселились в этих местах после окончания ледникового периода. Постепенно здесь сформировались индейские племена, которые занимались охотой, рыболовством и собирательством. Открытие Патагонии Магелланом привело к испанской колонизации, а впоследствии здесь селились и другие европейцы: немцы, уэльсцы, французы. Тем не менее, эта обширная территория до сих пор остается мало исследованной и редко заселенной (по статистике, здесь проживает всего два человека на квадратный километр!).

Эль-Калафате

В качестве базы для экскурсий по Патагонии мы выбрали городок Эль-Калафате, расположенный на южном берегу бирюзового озера Аргентино в южной части провинции Санта-Круз. Свое название Эль-Калафате получил от куста «калафате», напоминающего нашу чернику, но растущего только в Патагонии. Из ягод калафате делают очень вкусное варенье. Согласно легенде, тот, кто однажды поест ягод «калафате», обязательно вернется сюда, чтобы попробовать их еще раз.

Еще при подлете к Эль-Калафате мы обратили внимание на необычной формы горы: это очень острые, скалистые горы. Несмотря на то, что они относительно невысоки, их вершины покрыты снегом и ледниками. Создается такое впечатление, что это лишь вершины высоких молодых гор, а большая их часть скрывается под землей, так же как и большая часть айсбергов скрыта под водой. Впрочем, эта ассоциация между горами и айсбергами не случайна, ведь именно и те и другие являются главной достопримечательностью Патагонии.

Первая европейская экспедиция, возглавляемая капитаном Луисом Пьедрабуэна посетила эти места в октябре 1867 года, и хотя их попытки найти выход к Тихому океану не увенчались успехом, заслуга этой экспедиции заключалась в том, что были описаны местные условия, водоемы, флора и фауна, что весьма пригодилось последующим экспедициям. В 1870-х годах еще несколько экспедиций посетили озеро Аргентино, названное так экспедицией Карлоса Мойано и Франциско Морено в 1877 году. А вот история собственно Эль-Калафате началась только в первой декаде двадцатого века, когда здесь стали селиться первые торговцы овечьей шерстью. Официальное признание аргентинским правительством в качестве города в 1927 году привело к некоторому увеличению населения, но только основание национального парка спустя десять лет превратило эту по сути небольшую деревушку — хотя и имеющую электрическое снабжение — в город.

Сегодня это по-прежнему небольшой (хотя и быстро растущий) городок, с зелеными улицами, украшенными тополями, ивами и соснами, благодаря которым он напоминает оазис в бурой пустыне пампасов. Здесь много гостиниц для наводняющих городок туристов, а главная улица городка (названная в честь национального героя генерала Сан-Мартина) — это просто цепь ресторанов и интернет-кафе, туристических бюро и сувенирных магазинов, торгующих кожаными аксессуарами, свитерами из альпаки и ювелирными изделиями из серебра (все ж таки Аргентина!) и розового камня «родокросита», национального камня страны, известного также как «роза инков». А вот для любителей съедобных сувениров здесь предлагаются произведенные в округе шоколад, варенье и вкусное печенье с карамелью, называемое «альфахорес».

Как оказалось, в Эль-Калафате приезжают много израильских туристов, нам даже показалось, что иврит здесь слышен чаще английского, а в некоторых интернет-кафе и магазинах есть вывески и объявления на иврите. Больше всего понравилось объявление на двери кафе-мороженого, в котором на иврите расхваливалось это заведение, якобы от лица побывавших здесь израильтян: реклама — двигатель торговли!

И еще нас поразило обилие собак всех мастей и размеров, свободно бегающих по улицам Эль-Калафате. Среди них встречаются как породистые псы, так и ободранные дворняжки. Кажется, никто даже не обращает на них внимания, хотя одна внушительного вида овчарка преградила нам вход в ресторанчик, где мы намеревались пообедать. Впрочем, и четвероногим друзьям человека иногда хочется полежать на разогретых летним солнцем камнях перед дверью, из которой доносятся чудные ароматы кухни.

Из многочисленных гостиниц города мы выбрали отель «Микеланджело», расположенный на тихой улице Губернадор Мойано, в двух кварталах от главной улицы города. Эта гостиница состоит из цепи коттеджей-шалашей с беленными стенами и темными балками, напоминающими английские дома в стиле «Тюдор». Надо заметить, что, как и все встречавшиеся нам аргентинцы, работники «Микеланджело» очень доброжелательны и говорят на вполне приличном английском. Но главной достопримечательностью гостиницы «Микеланджело» является расположенный здесь же одноименный ресторан, где мы обедали несколько раз. В отличие от большинства других ресторанов города, тут не готовят «паррижаду» или «асадор» (см. рассказ про Буэнос-Айрес), но баранина в соусе из крыжовника и вырезка из говядины в винном соусе стоят самой высокой похвалы. Среди других блюд, которые нужно обязательно попробовать в Эль-Калафате, упомянем лишь форель, которую ловят в местных горных речках и зажаривают целиком.

Национальный парк Лос Гласиярес

Главной достопримечательностью Эль-Калафате является расположенный неподалеку национальный парк Лос Гласиарес, названный в честь ледников (по-испански, «гласиарес»), которые как голубой магнит притягивают сюда тысячи туристов в год.

Этот национальный парк был основан в 1937 году, а в 1981 году был занесен в список природного наследия ЮНЕСКО. Парк Лос Гласиарес расположился на 4459 кв. км скалистой земли, протянувшейся вдоль хребта Андов и на восток в сторону пампасов. Из за сильно пересеченной местности, большая часть парка недоступна для туристов, а главными достопримечательностями являются гранитная игла горы Фитц Рой и собственно сами ледники. Всего в национальном парке 47 ледников, в их числе ледники Упсала, Агассис, Онелли, Морено, Спегаццини, Секо, Торре, Гранде, Виедма, Мойано, Боладо, Майо, Амегино, Негро и Фриас (мы видели только первые шесть из них).

Гляциология для «чайников»

Ледники — это движущиеся «реки» изо льда, находящиеся на поверхности Земли в результате накопления и последующего преобразования снега. Год за годом под давлением свежевыпавшего снега нижние слои снега спрессовываются, воздух вытесняется и плотность снега увеличивается. Одновременно с этим происходит испарение снега и новая кристаллизация водяного пара, в результате чего высвобождается тепло, способствующее сплавлению отдельных кристаллов. Так обычный снег постепенно превращаются в зернистый и частично перекристаллизованный снег, называемый фирн, который так же постепенно превращается в фирновый (пористый) лёд, а затем в ледниковый или «глетчерный» лёд (то есть собственно монолитную ледяную породу, слагающую ледник). Необходимым условием образования ледников является сочетание низких температур воздуха с большим количеством твёрдых атмосферных осадков, что имеет место в холодных странах высоких широт и в вершинных частях гор. Южнопатагонский ледниковый массив занимает площадь в 22 тыс. квадратных километров и является третьим в мире по величине после Антарктики (13,5 миллионов квадратных километров) и Гренландии (1,75 миллионов квадратных километров).

Медленно «плывущий» с гор ледник перемещает обломки пород и образцы почвы. Эти минеральные отложения выглядят как темные полосы на льду; каждая такая полоса называется «морена». Над поверхностью ледника часто выступает скала, холм или гребень, не покрытые льдом и называемые «нунатак». Это слово, заимствованное во многие языки мира из языка эскимосов, так и переводится как «земля, выступающая из-зо льда». Еще одной интересной особенностью ледников являются «сераки», заостренные колонны льда, больше всего напоминающие огромные перевернутые сосульки (кстати, они столь же опасны для человека). Образуются сераки из-за разницы в скорости или наклоне движения ледника.

Благодаря ледникам, вода в озерах и реках национального парка Лос Гласиарес имеет необычный серовато-зеленоватый оттенок — «ледниковое молоко» — возникающий из-за плавающих около поверхности воды минеральных частиц, принесенных в озера и реки стекающими в них ледниками.

От висящей над водой стены ледника из-за абляции и движения воды откалываются громадные глыбы льда — это и есть айсберги. Кстати, заметим, что природа айсбергов была впервые правильно объяснена русским учёным Михаилом Ломоносовым. Поскольку плотность льда составляет 920 кг/м?, а плотность морской воды — около 1025 кг/м?, около 90% объёма айсберга находится под водой. «А ты такой холодный, как айсберг в океане, и все твои печали — под темною водой...»

По озеру Аргентино плавают десятки айсбергов самой различной величины, формы и цвета. Наиболее глубокое впечатление производят синие айсберги — они кажутся фотографиями, обработанными в «Фотошопе». Но на самом деле ледниковый лед приобретает такой необычный для льда цвет благодаря относительно высокой плотности ледяных кристаллов и особенностям преломления света. Причем, процесс уплотнения льда очень медленный, и чем синее лед, тем он старше, а лед глубоко-синего цвета достигает по возрасту аж 1000 лет!

Лучший способ увидеть прославленные ледники и айсберги парка Лос Гласиарес — это однодневная экскурсия по озеру Аргентино на борту катамарана, отправляющегося с пристани в Пунто Бандеро (обычные суда могут зацепиться килем за подводную часть плавающих по озеру айсбергов).

Первый и самый большой ледник, который мы увидели,— это ледник Упсала, названный в честь шведского города Уппсала (хотя название города пишется с двумя «п», название ледника — из-за особенностей испанской орфографии — пишется с одним «п»). Ученые из университета в Уппсала провели первое гляциологического исследование в этих краях еще в начале 20-го века. В 1952 году экспедиция под руководством полковника Эмилиано Хуэрта и инженера Марио Бертоне пересекла Южнопатагонский ледниковый массив, пройдя по леднику Упсала. Несмотря на то, что этот ледник значительно отступил за последние несколько десятилетий, это по-прежнему самый большой ледник в национальном парке Лос Гласиарес: хотя высота его стены — «всего» 80 метров, его ширина достигает 7 километров, длина — 60 километров (это самый длинный ледник во всей Южной Америке), а его площадь — аж 595 кв. км!

Наш катамаран причаливает на месте впадения реки Онелли в озеро Аргентино, и мы высаживаемся на берег для небольшой пешеходной прогулки по типичному патагонскому лесу, столь характерному для этого района Андов. Наш путь пролегает вдоль реки Онелли к одноименному озеру, в которое впадают сразу три ледника: Агассис (площадью 31 кв. км), Онелли (45 кв. км) и впадающий в него ледник Боладо (16 кв. км), правда последний с места нашего привала, увы, не виден. От этих ледников в озеро Онелли откалываются айсберги, придающие пейзажу особое очарование. Кстати, ледник Агассис назван в честь швейцарского естествоиспытателя и одного из основоположников гляциологии Жана Луи Родольфа Агассиса (1807-1873), а не в честь известного теннисиста.

Ледник Перито Морено, известный как «восьмое чудо света», является одним из наиболее впечатляющих ледников в национальном парке Лос Гласиарес и представляет собой зазубренную стену голубого льда 4500 метров шириной и 60 метров высотой (и это только надводная часть ледника!). А для того, чтобы описать длину Перито Морено, скажем лишь, что на нем уместился бы весь многомиллионный город Буэнос-Айрес. Причем славится Перито Морено не только размерами и неописуемой красотой, но и тем, что это один из немногих ледников в мире, не отступающий из-за глобального потепления. Правда, от него все же иногда откалываются глыбы льда, превращающиеся в плавающие айсберги. Дело в том, что ледник Перито Морено «упирается» в полуостров Магалланес, образуя ледяную плотину, которая преграждает путь водам Бразо Рико в Канал де лос Темпанос (в переводе с испанского «пролив айсбергов»). Это приводит к тому, что уровень воды поднимается, и вода начинает давить на лед и создавать в нем небольшие туннели, через которые воды озера Аргентино могут продолжать свой путь. Так происходит, пока однажды такой туннель не обрушивается, создавая это захватывающее дух и незабываемое зрелище!

Ледник Спегаццини — это один из самых высоких ледников в национальном парке Лос Гласиарес: его высота достигает местами 135 метров. Но уникален ледник Спегаццини еще и тем, что также, как и ледник Перито Морено, он не отступает, а наоборот, растет. Дело в том, что Спегаццини питается от двух других ледников: ледника Майо Норте и ледника Пеинета. Благодаря естественному окружению, виды ледника Спегаццини захватывают дух даже у самого искушенного путешественника. А назван этот ледник в честь итальянского ботаника Карлоса Спегаццини, который первым изучал местную флору.

Подплывая к леднику Спегаццини, мы полюбовались еще одним необычным ледником, который называется «Секо», то есть сухой, потому что его льды не доходят до воды залива также носящего имя Спегаццини. Когда-то ледник Секо спускался до самой воды, но из-за отступления он как бы завис над водой.

Национальный парк Торрес дель Пайне
24 декабря 2007 г.

Настоящая жемчужина Чили, национальный парк Торрес дель Пайне — это один из красивейших национальных парков не только Чили, но и всего мира. Гранитные вершины и башни вздымаются от уровня моря на высоту 2800 метров. В золотистых пампасах и холмистых зеленых степях водятся гуанако (млекопитающие рода лам) и более ста видов красочных птиц, среди которых попугаи, фламинго и похожие на страусов нанду, а над степью даже в самую ветреную погоду парят царственные кондоры. Весной степь покрывается ярко-красными цветами, а осенью буковые леса горят всеми оттенками золотого, красного и оранжевого. Летом здесь цветут хрупкие, словно фарфор, орхидеи и похожие на чернику кусты «калафате». Пронзительно-синие айсберги откалываются от ледника Грей, а по вершинам гор скачут местные ковбои-«гаучо» в седлах из овечьих шкур.

Интересно заметить, что ландшафт чилийской части Патагонии заметно отличается от аргентинского ландшафта: на чилийской стороне климат влажный и прохладный, в то время как аргентинская часть весьма засушливая, так как большинство осадков, идущих с запада, останавливаются Андами. Причем разница в количестве выпадающих осадков между чилийской и аргентинской Патагонией заметна даже невооруженным глазом: до пересечения границы между Аргентиной и Чили мы повсюду видели лишь бурый цвет выгоревших под солнцем пампасов, а на чилийской границе цвет прерии словно по мановению волшебной палочки превратился в ярко-зеленый.

Первая часть нашего пути пролегает по одной из главных шоссе Аргентины, так называемой «Ла Куарента» или шоссе номер 40, совершенно непохожему на привычный американский «хайвей» (хотя правительство Аргентины решило покрыть эту дорогу асфальтом на всем ее протяжении к 2007 году, большая ее часть до сих пор остается незаасфальтированной). Тем не менее это шоссе играет важную роль в транспортной системе страны, протянувшись более, чем на 5000 километров с севера на юг, поднимаясь от уровня моря до 5000 метров над уровнем моря, пересекая 20 национальных парков и 18 крупных рек и соединяя 27 перевалов через Анды. Но для аргентинцев эта дорога имеет не только экономическое, но и огромное культурное значение, ведь она проходит через многие важные туристические и культурные центры страны, такие как увиденный нами национальный парк Лос Гласиарес и палеонтологический центр в Куэва де лас Манос (в переводе «Пещера рук»), в которой были обнаружены наскальные рисунки примерно 13000-летней давности. Поэтому о «шоссе номер 40» пишут книги и поют песни.

По дороге, перед пересечением чилийской границы мы заправляемся на заправке, которая выглядит примерно так. Когда мы подъехали, заправка была закрыта, но специально для нас ее открыли, а хозяин даже вынес на солнышко несколько пластиковых столиков и стульев в надежде заманить туристов в это временное и даже чем-то похожее на мираж в пустыне заведение.

Пересечение границы между Аргентиной и Чили не заняло много времени, хотя процедура кажется достаточно серьезной: всех нас попросили выйти из микроавтобуса, а несколько чиновников в военной (или пограничной?) форме проверяли паспорта и багаж путешественников. Причем процедура проходит при каждом пересечении границы дважды: сначала нас досматривали на аргентинской стороне, а потом на чилийской (при возвращении эта процедура была повторена в обратном порядке).

Здесь же, недалеко от чилийско-аргентинской границы мы увидели первых за эту поездку гуанако. Снова дадим слово Жюль Верну: «Это было красивое животное, похожее на небольшого верблюда, только без горба. У него была изящная головка, стройное тело, длинные тонкие ноги, шелковистая светло кофейного цвета шерсть с белыми пятнами на брюхе». Именно такими и представились нам эти грациозные животные. Поразило и то, насколько они не боятся людей: мне удалось подобраться к ним достаточно близко и сфотографировать их.

Наша пешеходная прогулка по парку Торрес дель Пайне началась около небольшого водопада, вода которого отличается серо-бирюзово-молочным цветом. Этот цвет возникает благодаря минеральным частицам, принесенным в озера и реки стекающими в них ледниками и откалывающимися от них айсбергами. Главный среди ледников в Торрес дель Пайне — это ледник Грей. Такими же серо-бирюзово-молочными предстают перед посетителями парка воды озер Норденшольд и Пеоэ. Да и вообще вода озер и рек национального парка и небо над Торрес дель Пайне переливаются — словно палитра художника — всеми оттенками синего: от темно-синего до молочно-бирюзового цвета. Скорее всего, именно поэтому парк получил название «Пайне», что на языке местных индейцев и означает «синий».

Несмотря на свою близость к Андам, горы Торрес дель Пайне представляют собой отдельное геологическое образование, создавшееся примерно 3 миллиона лет назад, когда клокочущая магма поднялась, потянув за собой толстый слой минеральных отложений. Ледники и суровый климат выветрили мягкие породы, оставив эффектный массив Пайне с его торчащими «Рогами» (по-испански, «куэрнос») и тремя уникальными башнями «Торрес», розоватыми сферическими гранитными колоннами. Более темные мягкие породы до сих пор видны в верхней части «Рогов», которые поэтому кажутся вырезанными из трехслойного шоколадно-бисквитного торта.

В заключение надо сказать, что хотя порывы ветра иногда перехватывали дыхание и сдували с носа очки, нам все-таки невероятно повезло с погодой: из-за туманной, дождливой погоды многим посетителям парка не удается увидеть сами башни «Торрес» даже за 5-6 дней, ветер здесь может достигать 160 км/ч, а дождь и даже снег может застать вас здесь в любое время года. Мы же увидели Торрес дель Пайне во всей его красе, потому что был необычно теплый солнечный день.